Рыбалка на реке Менза. Большое счастье рыбака!

Блог им. Lord
Забайкалье река Менза
Эта река манила к себе очень давно. Желание попасть на нее созревало у нас несколько лет и постоянно усиливалось различными фактами и легендами. И вот, свершилось! Здесь представлен подробный отчет о большой сибирской рыбалке.

Чикойский край
Встреча с этим человеком послужила, что называется, искрой. Геннадия Максимовича Агафонова – жителя деревни Менза, знают многие читинцы. И знают его, прежде всего по многолетним усилиям по созданию в Чикойском районе национального парка. К сожалению, такие идеи не проходят в нашем обществе легко – они вызывают множество противоречий и споров между людьми, структурами власти, политическими силами. И все-таки, идея жива и у нее нашлось немало последователей. Во время бесед с Геннадием Максимовичем о перспективах национального парка, невольно возник вопрос: а какая же достопримечательность послужит его основой? Как известно, во всем мире подобные структуры создаются вокруг интересных, ярких с точки зрения туристов — паломников мест. Ведь именно на туризме складывается экономическая основа национального парка.

Ответ оказался достаточно прост – это тайга, ее чарующая красота, ее богатства! Согласитесь – возникает невольный интерес побывать там, посмотреть на такую тайгу, которая в наше-то время способна стать изюминкой национального парка!

А район этот действительно уникален. При достаточной заселенности, он, тем не менее, богат и первозданен.

Пожалуй, в первую очередь, он известен на всю Россию своими кедровниками. Это — лучшие кедровники в Сибири. Чикойский орех – очень качественный по своим показателям. Сюда, во время урожая, ежегодно съезжаются покупатели со всей Сибири – Улан-Удэ, Иркутска, Новосибирска и даже из Москвы и, уж конечно, — из Китая.

Во вторую очередь – это Чикойский соболь – зверек, который является символом богатства России (правда после водки и икры?).

Геннадий Максимович — по профессии охотовед, потратил не мало усилий на изучение соболя, и даже отснял множество видеоматериалов о жизни зверька в естественных условиях.

Ну и, конечно, же, грех не зачислить в богатства района золото, здесь оно добывалось в царские времена, добывается, и по сей день.

Но все, вышеперечисленное является богатством с точки зрения человека – потребителя. С точки зрения человека созерцателя – богатство одно – это сама тайга, с обилием диких зверей и птиц. Необычайно красивый лес, который нам показался более «дружелюбным» и проходимым – в нем отсутствуют характерные для северной тайги «буреломы». Чистейшие, живописные реки, полны (пока еще) рыбы – тайменя, ленка, хариуса, сига.

Не мало своих произведений посвятил этим местам известный забайкальский писатель Евгений Куренной – «Из низовий не возвращаются», «Осенняя сухмень» др… В его произведениях, как нельзя лучше, воспета красота чикойской тайги, с тревогой и болью в сердце автор повествует об отношении к ней людей – тех, кто воспринимает ее как часть себя, и тех, для кого она лишь источник благ.

Когда-то удостоил эти места своим вниманием и журнал «Рыболов – Elite» (№1-2 2000г. статья Виктора Михайленко – «На зимнем Чикое»).

Среди местных рыбаков слова – «Чикой», «Менза», «Чикокон» произносятся с восхищением и огоньком в глазах, их многочисленные рассказы будоражили наше воображение!

Так, все вышеупомянутое постепенно заполняло чашу нашего терпения, и в 2012 году она переполнилась. Места знаменитые на всю Россию, а мы живем в пятистах километрах и до сих пор еще не были!

Приобретенное весной снаряжение (мы обзавелись надувными моторными лодками из ПВХ и моторами) поставило последнюю точку в выборе первого серьезного маршрута в этом году – «Менза!». Решили пройти ее сплавом от одноименной деревни Менза до устья с Чикоем – что-то около 200 км по реке.

Состав команды – Макс, Саня, Слава и я; две лодки, два мотора. Автомобиль – Уазик (таблетка) – специально оборудован для подобного рода мероприятий.

Автомобильный маршрут выбрали следующий — Чита — Дутый — Ямаровка — Менза. (около 500 км). В деревне сгружаемся, и идем сплавом. Уазик уходит в Чикой и в оговоренный день ждет нас в деревне Большая Речка на Чикое, далее обратно домой.

Дорога к реке Менза

Чикойский край
Чикой
Дорога к реке Менза
Дорога к Мензе
Рыбная река Менза
Большое счастье рыбака
И вот в назначенный день с утра, погрузив все необходимое (а собирались почти неделю) выезжаем. Сразу в Чите забираем нашего проводника – Чикойского товарища – Андрея. Он проведет нас до места и отгонит в Чикой наш Уазик.

Первый участок Чита-Дутый (250 км) преодолеваем к обеду. Дорога – асфальт – последнее прощанье с цивилизацией.

Участок — от Дутого – до моста через Чикой — терпимая грунтовка (по силам легковушкам), но уже с хребтами и постепенно дичающей природой. Пока скреблись хребтами, сначала видели козу (косулю), а затем кабана, который выскочил на дорогу, пробежал немного впереди Уазика, пытаясь, видимо оторваться, но, поняв безнадежность бега по прямой, сделал рывок в гору, заставив нас долго обсуждать его «мощностные» характеристики…

Проехали Ямаровку – в былые времена процветающий курорт, сейчас представляет довольно жалкое зрелище и служит только источником одноименной минеральной воды…

Последний этап автопробега — участок Чикой – деревня Менза. Построенная когда-то году дорога, скорее напоминающая лесовозную, представляет собой уже серьезное испытание для легкового автотранспорта, но мы ехали на русском джипе! Подумать только – в 1730 г. был основан пограничный караул Менза, а через 266 лет туда построили дорогу. Хотя, в какой-то мере, отсутствие дороги и сохранило до наших дней первозданность этих мест.

Часам к шести переехали мост через Чикой. Вода в Чикое была ниже уровня — в этом году с весны практически не было дождей…

Не торопясь, мы продвигаемся все южнее и южнее. Тайга вокруг нас меняется – появляются первые кедры. Всю дорогу, наш проводник Андрей, как заправский экскурсовод, в гордо-восхищенных тонах рассказывает обо всех достопримечательностях.

В месте, которое называется Царские ворота – это вершина перевала, увенчанная по обеим сторонам дороги монументальными скалами, делаем остановку. Здесь принято останавливаться и… соответственно… по чуть-чуть.

Наконец мы добрались до моста через речку – Буркал (самый крупный приток Мензы). Долгожданный Буркал шокировал нас своей красотой – зажатый крутыми увалами, поросшими сосной и лиственницей, сверкал на солнце кристально чистой водой!

Поохали, поахали, сфотографировались, и двинули дальше с еще более подогретым чувством предвкушения предстоящего сплава.

В 12 ночи были в деревне Менза. Вся дорога заняла у нас 16 часов. (Выехали из Читы в 8 утра). Остановились у вышеупомянутого Геннадия Максимовича и «остаток» ночи посвятили беседам, как говорится, «за рюмкой чаю» о судьбе тайги, о природе мироздания и о месте человека в нем. Поразила избушка охотоведа, здесь рядом с русской печкой соседствовали компьютер, груда научных книг, видеокамера. Геннадий Максимович рассказывал нам о съемках соболя, токующих тетеревах… То, как он это делал, выдавало в нем человека, бесконечно увлеченного своим делом, не представляющего себя вне этой тайги, Охотоведа с большой буквы.

Утро встретило нас необычайной свежестью. Ночью прошел дождик. Сквозь поднимающийся туман, пробивалось летнее солнце и озаряло окружающие таежные сопки. Нас ждала речка, и нам не терпелось поскорее отдать себя в ее объятия. Наспех позавтракав, отъехали с километр от деревни на берег Мензы и начали снаряжать лодки. Сборка судов и их упаковка заняли около двух часов.

Сплав по реке Мензе
Отчалив от берега, перевозбужденные началом самого главного этапа нашего путешествия, долго настраивались на сплав, примерялись к веслам, приводили снасти в боевую готовность, по удобнее раскладывали коробки с блеснами, камеру, фотоаппараты, радиостанции. Прошли под висячим мостом через Мензу – жуткое сооружение, вчера проезжая ночью по нему на Уазике, изрядно поволновались – он просто штормил под нами девятым валом!

Скорость течения реки, даже при низком уровне, была довольно высокая. (Это позволяло пройти маршрут даже без мотора в запланированные сроки.) Не переставала удивлять чистота воды – в поляризованных очках дно просматривалось даже в самых глубоких ямах!

Отошли от деревни недалеко, в первой подходящей курьюшке решили испытать моторы (новые все-таки) — завелись, погрели чуток и вперед! Надо успеть до темноты найти место для стоянки!

Так как времени у нас было не много, первую стоянку решили устроить стразу за вторым и последним на реке населенным пунктом – деревней Шонуй. Выбрав на наш взгляд, неплохое для завтрашней пешей рыбалки место причалили под 100% ленковым перекатом. Изучив окрестности, в 50 метрах от берега обнаружили отличное зимовье, с печкой и нарами на четверых. Удачно! Решили ночевать в нем. Пока разгружались и таскали вещи, недалеко в лесочке, раздраженно лаял гуран (самец косули). Это он так отпугивает незваных гостей (при этом сам боится)! В некоторых из нас заядлых охотниках тут же проснулись первобытные инстинкты – и они бросились на поиски солонцов.

(Солонцы – это место, где почва насыщена солью. Устраиваются они, как правило, искусственно – в определенном месте в землю намеренно сыпется мешок-два соли. Однако часто встречаются и природные солонцы. Недалеко от места (на расстоянии уверенного гладкоствольного выстрела) устраивается укрытие для охотника, которое называют «сидкой» или на близлежащих деревьях сколачивают из досок площадку с лестницей, так называемый «лабаз», этим снижается вероятность быть учуянным подошедшим зверем. Так как копытные питаются растительной пищей, в их организме периодически возникает недостаток соли, и животное приходит в такие места и лижет землю. На «ходовых» солонцах образуются со временем целые воронки. Засев с вечера, охотник сидит неподвижно, в ожидании жертвы, стараясь не издавать даже шороха. Зверь может подойти еще засветло, или глубокой ночью, или не подойти вовсе. Таким образом, охотятся на лося, изюбра, гурана (косулю). Не буду рассуждать о моральных аспектах такой охоты, но она весьма популярна и требует от охотника не дюжинной выдержки и терпения.)

Наши охотники, ничего не найдя, вернулись скоро,- взяли свое усталость и голод, да и целью нашей являлась вовсе не охота, — так, дали волю инстинкту…

Отужинали, спланировали завтрашний день, и на боковую – в зимовье на надувных матрацах. Спалось крепко.

На утро, собрали спиннинги, и скорей, скорей – на перекат. Блесны и воблеры полетели в реку. Ленок не заставил себя ждать. Вот они первые леночки! Это почти как первая любовь! Не обошлось и без поражений – Макс ловил на легкий спиннинг, и на его воблера позарился неслабый ленок, килограмма на два. Потаскав минут пять, ленчище успешно сошел, Макс мужественно перенес потерю и настроил снасть посерьезнее. В процессе рыбалки, между мной и Саней (расстояние около 50 метров) из леса невозмутимо вышла коза (то бишь косуля), попила водички, и не торопясь, убралась восвояси…

Тем не менее, рыбалка началась! И первая ушица на обед, и первый полноценный таежный день и еще десять впереди – душа просто пела!

Как будто специально подгадав под уху, откуда ни возьмись, появился местный мужичек – рыболов с весьма популярными в Забайкалье санками (или корабликом). В котомке у него тоже не пустовало – хариусы, ленки. Откушав, выпив чарку, разговорился. Посетовал на то, что рыбы с каждым годом все меньше, от души поматерил китайские сети, и тех, кто на них ловит, досталось и тем, кто их возит. Помянул добрым словом былые времена с их изобилием рыбы, и отправился дальше. Наш оптимизм чуть поутих после таких повествований, но вскоре разгорелся с новой силой, ибо мы былых времен не застали, тонны рыбы нам были не нужны, а адреналин и покой – эти две противоположности мы уже во всю получали.

После обеда собираем манатки, — и в путь. По плану следующую стоянку решили сделать в устье Менжикена. Добравшись до места, мы были очарованы его красотой, и разочарованы присутствием Уазика. К устью подходит дорога и несколько местных мужичков, усевшись в ряд на утесе, поочередно вытаскивали приличных хариусов на поплавочные удочки. Несколько минут мы наблюдали за процессом, вдруг метрах в 30 — 40 от берега сыграл таймень. Все как по команде схватились за спиннинги и прохлестали район всплеска – не взял. Так как расчетный этап был пройден, а место занято, решили поспешить и дойти до устья следующего притока Мензы – речки Большой. Пришлось оставлять тайменя не пойманным.

Ударными темпами добираемся до Большой, дорогой с лодок отлавливаем, между делом, несколько ленков. Самым знаменательным событием дня становится отловленный Максом на блесну в устье какого-то ручейка полукилограммовый хариус. Красавец! Слышать приходилось и о более крупных экземплярах, но своими глазами такого видели впервые!

Уже на подходах к Большой, замечаем установленные в каждой заводюшке сети – опять народ! Проходим мимо устья, здесь отстроена неплохая заимка, подходит дорога, мы наблюдаем с берега кучу народа — видимо отдыхают местные Чикойские мужички. Времени у нас уже не остается, и мы причаливаем в нескольких километрах ниже по течению. Начинаем разбивать табор. На берегу обнаруживаем интересные следы. Косуля, видимо пытаясь что–то извлечь из-под песка буквально избороздила весть берег узкими канавками!

После устройства места жительства, на ужин решили отведать жареного ленка (несколько штук поймали дорогой – между делом – прямо с лодок). Скворчащий на сковородке он поднимает наш и без того не слабый аппетит просто до запредельного уровня. По мере приготовления рыбы команда начинает подтягиваться к костру, словно пытаясь ускорить процесс.

И вот долгожданная трапеза! Естественно такое блюдо не может быть просто пищей! И предшествующая чарка национального напитка возносит наш зашкаливший аппетит просто на божественный уровень! Вот оно – наслаждение жизнью, когда вымотанное за день тело, наполненное сладким томлением от физической усталости, получает свою порцию калорий, подкрепленную легким жжением внутри. Когда разум, переполненный впечатлениями, освобожденный от текущей суеты и забот, расслабляется, посвятив себя особенно ярким событиям дня и предвкушению предстоящих приключений.

Когда душа, получив награду за напряженный день, готова петь: «Я люблю тебя, жизнь!».

Славный ужин, неспешно выкуренная трубка, потрескивание и мерцание костра, вскоре восполняют потраченную энергию, и опять хочется действовать, сон воспринимается как некоторая обязанность перед организмом и откладывается на последний срок. Решаю навязать на кораблик пяток искусственных мышек и пройтись по плесику напротив табора. Авось ленок хлюпнет или таймень. Сделав несколько проходов, не услышав ни одного всплеска, оставляю сани на плаву, привязываю леску к березке и возвращаюсь к костровым беседам.

Ночь неудержимо наступает, и я решаю снять санки. Вся операция делается вслепую, вокруг – хоть глаз выколи! Отвязав леску, начинаю потихоньку сматывать ее на мотовило. Дело в том, что мышей я привязал на ближние к кораблику поводки, а на остальных оставил дневные хариусовые мушки. И вот с очередным оборотом мне в руку ложиться что-то лохматое и мокрое. Ага, вот и первая мышка, пытаюсь нащупать тройник, чтобы зафиксировать ее на мотовиле – нет тройника! Что за дела! И вдруг мышь начинает шевелиться у меня в руке! Не понял!? Каучуковая мышка вдруг ожила! Включаю налобный фонарь, осторожно разжимаю руку и вижу мокрую летучую мышь! Оба-на! Оказалось, что она попалась на хариусовую мушку. Мушка висела над водой на леске, которую «радар» летучей мыши попросту не заметил. Я приволок свою добычу на табор, где мы основательно ее изучили при свете фонарей – омерзительнейшее создание! Почти собачья пасть с огромными (относительно) клыками, шерсть просто кишит различными паразитами. Мышь издавала щелкающие звуки и кусала себя за лапы! Бр-р-р! Мы посадили это исчадие ада на ствол дерева, где оно обсохло и убралось восвояси (в преисподнюю, наверное).

На утро (мягко сказано) пробудились и решили до обеда немного порыбачить. Всеобщими усилиями отловили несколько ленков, один был явно более килограмма. «Хозяина» не было!

В обед снимаемся, впереди нас ждет Буркальский порог и сам Буркал – крупнейший правый приток Мензы! В наших планах был подъем вверх по Буркалу, насколько получится.

Порог был первым на маршруте – особых неприятностей не принес, чуток черпанули водицы на гребне и нервишки пощекотали…

До устья Буркала оставалось совсем немного, когда мы вышли на большой, глубокий плес – явно зимовальная яма и, вполне вероятно, — обиталище «хозяина». Поскольку время было обеденное, а нам предстоял подъем вверх по притоку, шли по плесу на малых оборотах, спиннинг не кидали. Я стоял на носу лодки и созерцал рельеф дна реки в поляризационных очках (Воистину — подводный рентген! Это очки со специальными стеклами, очень эффективно снимающими блики с водной, и других поверхностей). Глубина по моим оценкам составляла 3-4 метра, но, тем не менее, ярко светило солнце и все дно было как на ладони.

И вдруг, примерно посередине плеса, я наблюдаю потрясающую картину! Прямо из-под носа лодки, вперед по ее ходу, делая неторопливые движения красным хвостом, нас обгоняет настоящая «подводная лодка»! Ого! Таймень, видимо потревоженный звуком мотора, решил с нами посостязаться в скорости! Проплыв, таким образом, метров двадцать, он был уже еле различим, и резко свернул направо. Я показываю Славе (он на моторе) куда ушел таймень. Мы делаем разворот, замечаем лишь мелькнувшую в глубине тень и теряем «субмарину» из виду. Размеры рыбы ошеломили — она показалась просто гигантской! Но поскольку в воде реально оценить длину, а тем более — предполагаемый вес практически невозможно, я воздержусь от таких оценок. Но этот факт добавил нам в кровь изрядную порцию адреналина – мы развернули лодки, поднялись в начало плеса, заглушили моторы и в дрейфе прохлестали весь плес в четыре спиннинга, нацепив самые тайменные приманки — вращающиеся блесны Блю Фокс № 6 и составные воблеры от Рапала. Но «хозяин» остался хладнокровен к нашим приманкам, повторять заплыв мы не стали – знать не судьба!
  • нет

0 комментариев

Автор топика запретил добавлять комментарии